18:35 

Мозаинки истории

Бегущая*по*граблям
Слишком поздно я одумалась.Когда в живых не осталось ни родителей, ни бабушки, я поняла, что совсем не расспрашивала их об истории семьи и о временах,свидетелями которых они становились. В памяти - только отдельные кусочки, из которых невозможно собрать цельное полотно. А оно могло бы быть очень интересным.
Бабушка - коренная крымчанка. Она родилась в семье мелкого чиновника. Кроме неё у родителей был выводок девочек, шесть, по-моему,
и сын, названный в честь отца - Константином. Бабушка была старшей. Жизнь её , как я теперь понимаю, подошла бы для крепкого сериала. Но, похоже, когда-то что-то сильно напугало бабушку, и рассказывала она о своей жизни крайне неохотно. Так, в основном веселые фрагменты. Например, об учебе в гимназии. Строгость там царила необыкновенная. Девочки обязаны были ходить в форме и с гладко зализанными волосами. А поскольку кудри бабушки, простите за каламбур, наотрез, отказывались лежать, как положено, ей предписывалась носить на голове сеточку для волос. У доски стоять полагалось по стойке "смирно". Слегка отставленная в сторону нога становилась поводом для жестких нотаций с упоминанием "панели", на которой именно так и стоят.
Тем не менее и в таких условиях девочки умудрялись как-то проказничать. К сожалению, рассказы бабушки об этих проказах так тесно переплелись у меня в голове с историями из какой-то прочитанной в детстве книжки, что я боюсь спутать и пересказать чужие приключения. Но именно бабушка на мои детские расспросы, видела ли она царя ответила: " Ну, приезжал он в Симферополь, все гимназии вывели встречать... Но разве нам до царя было?! Рядом мужская гимназия стояла, мы им глазки строили...
Поскольку бабушка была старшей в семье, ей пришлось идти работать сразу после окончания гимназии. Она начала трудовую деятельность кем-то в банке. Большую часть зарплаты отдавала матери, но ей хватало на красивую и модную одежду. Экономила на питании, но эта экономия была весьма относительной. По бабушкиным рассказам, в дореволюционные времена в небольших лавочках за копейки продавались колбасные обрезки - концы палок колбасы с хвостиками. Их обрезали прежде, чем колбасы поступали в магазин. Торты делались вручную,края коржей получались неровными и перед продажей торта их тоже обрезали и очень дешево продавали. Судя по всему, бабушка в те годы жила вполне пристойно, хотя в семье было неладно. Ещё мальчиком Костя , играя, упал и повредил ногу. Повреждение казалось пустяковым и никаких особых мер не принималось. Вскоре мальчик снова бегал. Однако по прошествии времени нога стала болеть по ночам, все сильнее и сильнее. Оказалось, что она была сломана, рост мальчика привел к смещению. Что-то медики пытались предпринять, но не смогли. Костя приобрел сильную хромоту. С таким дефектом он не смог найти работу, зарабатывал продажей сигарет стал выпивать и однажды его нашли повесившимся. Пьянство погубило и прадеда. Закладывал он крепко и как-то, в поисках опохмелки, выпил приготовленный для стирки нашатырный спирт. После этого стал сильно болеть и вскоре скончался.
Бабушка не блистала красотой, но изюма в ней была тонна и в кавалерах недостатка не было. ( на снимке она сидит справа) Более того, один из ухажеров, убитый отказом, нарочно полез под пули во время начавшейся первой Мировой и погиб. А бабушка вышла замуж за какого-то офицера царской армии. Одна из её сестер тоже соединила свою жизнь с военным. Её муж был весельчаком, часто собиравшим дома компании сослуживцев. Молодой жене это пришлось не по вкусу, и она уединялась в задней части дома, в то время, как другая сестра с удовольствием присутствовала на вечеринках. Голоса у бабушки и её сестер были очень хорошими. Бабушка даже пела и танцевала в каком-то варьете одно время. Веселая и певучая сестричка в конце концов вытеснила законную жену. И сложившаяся пара сбежала и затерялась. До бабушки доходили слухи, что во время революции они эмигрировали в Японию.
Воспоминания бабушки о революции были странными для меня, привыкшей к мысли о том, как все население страны разделилось на два враждебных лагеря: " То одни придут, то другие. Все прятались, а мне интересно было, дурочке, я на крышу лазила, смотреть.
Революция сделала бабушку молодой вдовой. Когда армия Фрунзе вошла в Крым, было объявлено, что царские офицеры, не запятнавшие себя преступлениями против революции, подлежат амнистии. Но им нужно прийти и зарегистрироваться. Пошел и бабушкин муж...
... Родственникам разрешили найти в подвалах со стенами, исписанными кровью, трупы своих расстрелянных близких.
Дальше - опять пробел и непонятки. Каким-то образом бабушка оказалась на должности секретаря в ЧК. Об этом периоде было сказано только то, что вся верхушка крымской ЧК нюхала кокаин, отращивая для удобства потребления длинные ногти на мизинцах. Бабушку тоже пытались пристрастить, но она наотрез отказалась даже пробовать. Видимо в этот период возникает загадочная фигура моего деда.

Загадочная, потому, что есть у меня впечатление, будто родные что-то недоговаривали, рассказывая о нем. Знаю, что родом он из Подмосковья, из семьи староверов, в которой правда, водились и разбойники, и бунтари. Додоновы были крупными и очень сильными. Отец рассказывал, как разозлившись на подшучивания приятелей, дед швырнул в них наполненную чем-то бочку. Забавная история произошла на глазах моего отца, бывшего тогда ребенком, с приехавшей погостить теткой Фелицатой. Какой-то вор попытался украсть у неё кошелек. Фелицата вора изловила, забрала кошелек, а потом схватила за грудки и трясла до полного его изнеможения.
В гражданскую войну дед воевал в партизанском отряде Ковпака и, вроде бы, был достаточно близок к нему. С того времени он, в нарушение закона, сохранил наган, утопленный бабушкой в пруду после одного происшествия.
Семья моего отца жила в Симферополе рядом с тогдашней тюрьмой. Как-то оттуда, убив нескольких охранников, бежали два преступника и забрались на чердак их дома. Ночью дед засек движение на чердаке и понесся выдворять непрошенных гостей, стреляя из нагана. Беглецам удалось улизнуть, а семья столкнулась с проблемой: соседи явно слышали пальбу, а возможно и видели деда с наганом. Шли тридцатые годы и в обстановке всеобщего стука дело могло кончится очень печально.
Выход был найден. Ранним утром дед помчался на рынок и купил пугач. Продавались тогда такие самодельные игрушечные пистолеты, стрелявшие очень громко. Это его и спасло. Действительно, за дедом пришли, но рассказ о том, как он пугал беглых преступников игрушкой сына выглядел весьма правдоподобно.
Эта история с наганом опровергает вроде бы мои измышления на тему того, что дед был чекистом и от меня это скрыли. А породил эти измышления тот факт, что мой дядя, выложил на каком-то сайте семейные фотографии, среди которых были какие-то удостоверения деда с заботливо прикрытым текстом. Может быть дед недолго продержался в ЧК? Не знаю.
Бабушка и отец говорили, что дед был, выражаясь современным языком, "бомбилой". У него был один из первых в Крыму грузовичков и он возил приехавших на отдых из Симферополя на Южный берег Крыма. Рассказывали, что Маяковского на отдых тоже вез дед, предварительно "построив". Якобы Владимир Владимирович поднял скандал, требуя, чтобы дед высадил других пассажиров, в ответ на что получил предложение либо ехать, как все, либо идти пешком и смирился.
Дед был на 14 лет старше бабушки. Она всю жизнь называла его на "Вы" и очень любила. Одно время он стал увлекаться спиртным и как-то надумал поднять руку на бабушку. Несмотря на все уважение и любовь, бабушка схватила чугунную сковородку и пообещала проломить деду голову, если он попробует это сделать. А потом пригрозила забрать сыновей и уйти. Я бабушку помню очень мягкой, веселой и снисходительной и плохо себе представляю её в такой ситуации. Но может быть именно контраст с обычным её обликом поразил деда. И пить он бросил, и о рукоприкладстве забыл навсегда.К слову сказать, отца я никогда не видела нетрезвым.
Из Симферополя семья отца перебралась в тот самый поселок сотрудников "Артека", где началась моя жизнь. Рядом был поселок Ай-Гурзуф, где жили крымские татары. Отец рассказывал о них, как о прекрасных садоводах, в чьих садах вызревали персики " с детскую голову" и учил меня приему, которым его в детстве побил татарченок, держа за грудки вытянутой левой рукой и непрерывно нанося удары в нос правой.
После Отечественной войны татары принудительно были выселены из Крыма, якобы за сочувствие фашистам. И отец, и мать отрицательно отзывались об этой мере. Мама, жившая тогда в степном Крыму, рассказывала, как ночью, неожиданно, увозили целые деревни, давая час или два на сборы. Потом местное население гоняли в пустые села, доить оставшихся коров. Это было страшно. Кричащая скотина, воющие собаки и абсолютно пустые улицы и дворы.
Мама работала тогда на железной дороге и видела, как татар отправляли в вагонах для скота. Они кидали на рельсы записки, просили сообщить родным о своей судьбе. " Я подбирала и отправляла письма, - говорила мама, - а ведь заметили бы - расстреляли."
Отец рассказал мне о Дважды герое Советского Союза, летчике по имени Ахмет Хан Султан. За время войны Амет-Хан Султан совершил 603 боевых вылета (из них 70 — на штурмовку живой силы и техники противника), провёл 150 воздушных боёв, в которых сбил лично 30 и в составе группы 19 самолётов противника. Погиб он уже в начале 60-х, при испытаниях самолета. На его родине, в Алупке, стоял, как положено, Бюст Героя. А родных вывезли в степи Казахстана вместе с прочими татарами.
Как-то плавно перешла к теме Отечественной войны. К моменту её начала, отцу ещё год предстояло учиться в школе. Мальчишки очень боялись, что им не достанется войнушки. Несмотря на реально бедственное отступление наших войск, сообщения по радио с перечислением количества убитых врагов и захваченной техники были построены так, что возникало впечатление, будто вот-вот мы победим.
В 42 году отца направили в какое-то училище.. Тут тоже начинаются тайны. Отец ненавидел разговоры о войне. На все мои расспросы мне рассказывались только забавные истории, например о том, как солдаты, которыми командовал отец, обнаружили разбомбленный вагон с авиационными компасами, которые были заполнены спиртом и регулярно напивались, приводя в недоумение начальство. Кстати, это были солдаты штрафники. Отец в самом начале войны умудрился набить морду какому-то командиру, за что загремел в штрафбат. Зная отца, скажу: раз набил, значит морда того заслуживала. А на чины и звания отец всегда плевал. Уже будучи преподавателем ВУЗа, он, по рассказам очевидцев, публично, как мальчишку, отчитал приехавшего туда министра ( То ли Просвещения, то ли Высшей школы, не помню, как он назывался)
После ранения, отца направили в Гвардейскую Краснознаменную ордена Суворова дивизию, Которая, в частности, защищала Ленинград, участвовала в освобождении Сталинграда, Севастополя, Кенигсберга. Об этом я узнала, к своему стыду, уже после смерти отца, разбирая его ордена и документы времен войны.
Отец никогда не носил ордена, хотя дорожил ими. Он никогда не пользовался ветеранскими льготами и чувствовалось, что ему хотелось забыть войну.
Бабушку с младшим сыном эвакуировали из Крыма. Это было страшно, толпы людей штурмовали транспорт, давя друг друга. Кого-то затоптали насмерть. Дед был уже непризывного возраста, но вывезли только женщин и детей, а поскольку он был коммунистом, ему пришлось уйти из тех мест, где его знали и прятаться.
Мама тоже попала в оккупацию. Она жила в деревне и была совсем юной красавицей. В их деревне стояли не немцы, а чехи, Один их которых по ночам носил им съестное. Подозреваю, что не столько из соображений гуманизма, сколько из-за наличия в семье двух красивых девушек - мамы и её сестры. Впрочем, чехи разрешили женщинам забрать своих, взятых в плен мужей, среди которых был мой дед по материнской линии.
Родители познакомились уже после войны. Мама к этому времени работала техником-технологом на консервном заводе и, когда уезжала выходить замуж, была премирована мешком сахара. Отец смешил меня в детстве, безжалостно живописуя, как темной ночью, в ливень в дверь барабанила его невеста, вся в
липких потеках, с мешком украденного сахара за плечами. Мама робко протестовала, но хотя я тогда уже понимала, что отец сильно привирает, эта история мне страшно нравилась.

URL
   

Пока память щедра

главная